Бюллетень Всемирной организации здравоохранения

Нужно искать коренные причины сомнения в эффективности вакцин

Почему одна и та же вакцина в одном регионе мира успешно применяется, а в другом население ее отвергает? Хейди Ларсон (Heidi Larson) рассказала Фионе Флек (Fiona Fleck), почему информирование о преимуществах и рисках иммунизации — лишь часть усилий по укреплению доверия к вакцинам среди населения.

Антрополог Хейди Ларсон посвятила последние двадцать лет улучшению взаимопонимания между поставщиками медико-санитарных услуг и обществом. Последние десять лет она работает над повышением уровня доверия населения к вакцинам. Она руководит проектом «Доверие к вакцинам» Лондонской школы гигиены и тропической медицины и состоит в Рабочей группе по опасениям в отношении вакцин Стратегической консультативной группы экспертов по иммунизации (СКГЭИ). Она также является доцентом факультета глобального здравоохранения Университета Вашингтона в Сиэтле. В период с 2000 по 2005 год она возглавляла направление по связям с общественностью для продвижения стратегии глобальной иммунизации Детского фонда Организации Объединенных Наций (ЮНИСЕФ), обеспечивала поддержку введения новых вакцин и руководила целевой группой по проведению информационно-разъяснительной работы Альянса ГАВИ.

Бюллетень Всемирной организации здравоохранения 2014;92:84-85. doi: http://dx.doi.org/10.2471/BLT.14.030214

Вопрос: Почему Вас заинтересовала проблема восприятия вакцин в обществе?

Ответ: Когда я занималась связями с общественностью для продвижения стратегии глобальной иммунизации в ЮНИСЕФ и руководила целевой группой по проведению информационно-разъяснительной работы Альянса ГАВИ, изначально основным направлением моей работы была стратегическая коммуникация, но постепенно я стала проводить больше времени, чем планировала, в странах, население которых принимало вакцины в штыки. Самым тяжелым был бойкот вакцины от полиомиелита в северных районах Нигерии 10 лет назад, но было много и других случаев, о которых не сообщалось в СМИ, когда население, и даже государственные органы, с недоверием воспринимали ту или иную вакцину. Моя задача как антрополога заключается в том, чтобы понять, какая мотивация социокультурного или политического характера обусловливает предпочтения в области охраны здоровья, такие как нежелание или полный отказ от иммунизации, и затем обсудить с местными группами по вакцинации и представителями министерств здравоохранения, какие методы лучше использовать для донесения до сведения населения информации о пользе вакцины, а также, если необходимо, какие стратегии нужно реализовать, чтобы предотвратить слишком резкий рост недоверия к вакцине.

Вопрос: Согласны ли Вы с содержащимся в опубликованном в прошлом году докладе Независимого совета по контролю (НСК) Глобальной инициативы по искоренению полиомиелита выводом о том, что при проведении кампании необходимо уделять больше внимания коммуникации?

Ответ: Коммуникация не может решить проблему, которую вы не понимаете. Это было написано на табличке, которая стояла на моем столе в ЮНИСЕФ. Люди думают, что если население не принимает вакцину, то нужно просто лучше разъяснить риски и преимущества. Однако зачастую недоверие к вакцинам связано не столько с эффективностью коммуникации, сколько с практическими аспектами вакцинации, различными верованиями, или, как в случае с полиомиелитом, потребностью в стратегиях безопасности и дипломатических подходах, что НСК также признает.

Вопрос: Как в этом могут помочь специалисты по медицинской антропологии?

Ответ: Мы, антропологи, стремимся понять, что движет поведением человека, для этого мы обычно применяем метод «включенного наблюдения», при котором мы «внедряемся» в сообщество и стараемся посмотреть на проблему глазами ее членов. Иногда незначительные на первый взгляд детали могут указать на существенные коренные причины опасений.

Вопрос: Можете привести пример?

Ответ: Еще до бойкота в северной Нигерии мы наблюдали отдельные очаги неприятия пероральной вакцины от полиомиелита в штате Уттар-Прадеш на севере Индии, хотя до политического бойкота в масштабе штата дело не дошло. Среди населения этого штата ходили слухи, что вакцинация приводит к бесплодию, однако когда мы пообщались с женщинами из этих районов, то выяснилось, что их беспокоит совсем не это. Они не хотели, чтобы их детей вакцинировали люди из Дели или других городов за пределами их штата, потому что не знали, к кому обращаться в случае возникновения проблем, и не хотели, чтобы вакцинацию проводили мужчины. Вы можете сколько угодно рассказывать о безопасности вакцины, но это не поможет устранить такие опасения и повлиять в итоге на поведение людей. Сообщества, в которых вы собираетесь проводить вакцинацию, уже выработали собственные подходы к охране здоровья, и это необходимо учитывать, поскольку по сути вы собираетесь заменить их своими.

Вопрос: Как началось Ваше сотрудничество с Рабочей группой СКГЭИ по опасениям в отношении вакцин?

Ответ: Группа была сформирована в 2012 году. Это конструктивный шаг в направлении решения проблемы, которая «тлеет» все последнее десятилетие. Многое изменилось после бойкота вакцинации от полиомиелита на севере Нигерии в 2003 году. Специалистам в области общественного здравоохранения пришлось обратить более пристальное внимание на опасения в отношении вакцинации, которые до этого считались маргинальными.

Вопрос: Чем обусловлено создание новой рабочей группы СКГЭИ?

Ответ: Раньше считалось, что люди либо однозначно за вакцины, либо против. Большинство действительно ничего не имеют против вакцин и, в зависимости от типа вакцины, девять человек из десяти поддерживают иммунизацию. Есть и такие группы, которые выступают резко против вакцинации и переубедить их невозможно, обычно такие люди уже давно придерживаются альтернативных взглядов на охрану здоровья. Однако в последнее время недоверие к вакцинам среди населения начало расти. Люди проходят иммунизацию все с большей неохотой, а некоторые и вовсе становятся непримиримыми противниками вакцин. Создание группы СКГЭИ свидетельствует о том, что такому развитию событий уделяется должное внимание, и что получил признание тот факт, что значительная часть населения хотя и не выступает против вакцин, но нуждается в поддержке и большей уверенности для принятия решения о вакцинации себя и своих детей.

Вопрос: Чем конкретно занимается группа СКГЭИ?

Ответ: Рабочая группа готовит аналитические данные для обзора проблемы, который проводит СКГЭИ. В первую очередь группа должна дать определение опасениям в отношении вакцин и их распространенности. Для этого необходимо всесторонне изучить всю имеющуюся литературу по этому вопросу и, исходя из полученных таким образом данных, подготовить анализ основных детерминантов. СКГЭИ также поручила рабочей группе систематизировать и оценить текущие мероприятия и стратегии, направленные на устранение опасений в отношении вакцин. Рабочая группа опирается на опыт ее десяти членов, а также других экспертов и людей, столкнувшихся с этой проблемой. Круг ведения группы во многом пересекается с задачами проекта «Доверие к вакцинам» Лондонской школы гигиены и тропической медицины, реализация которого началась в 2010 году.

Вопрос: Какие факторы определяют опасения в отношении вакцин и отказ от вакцинации?

Ответ: Их можно разделить на три основные группы. К первой относятся индивидуальные причины, связанные с представлениями, сложившимися индивидуально или на уровне сообщества. Это и философские воззрения, и религиозные верования, такие люди обычно не приемлют искусственный вызов иммунной реакции либо предпочитают альтернативные формы медицины, например, гомеопатию. Вторая включает ситуативные факторы, такие как войны, конфликты и другие внешние обстоятельства, повышающие вероятность отказа от вакцинации. В третью группу детерминантов входят факторы, связанные с конкретными вакцинами, например, опасения населения в отношении того или иного неблагоприятного события или исследования. Иногда речь идет о неверно понятых исследованиях, а иногда — о некачественных, таких, как проведенное в Соединенном Королевстве г-ном Андрю Уэйкфилдом (Andrew Wakefield) исследование комбинированной вакцины против кори, свинки и краснухи.

Вопрос: Можете привести пример?

Ответ: В 1980-х годах была опубликована научная статья, посвященная контрацептивной вакцине, в которой в качестве белка-носителя использовался столбнячный токсин. Эта статья была неверно понята католической организацией противников абортов, которая разослала католическим общинам в 60 странах сообщение о том, что противостолбнячная вакцина приводит к бесплодию. В результате охват вакциной против столбняка резко сократился по всему миру, от Мексики и Объединенной Республики Танзания до Филиппин, где мэр Манилы остановил вакцинацию, что привело к снижению охвата на 45%. Представители ВОЗ даже провели встречу в Ватикане, чтобы разъяснить недоразумение и попросить руководство католической церкви помочь развеять слухи. Аналогичные подходы использовались для снятия бойкота в отношении вакцинации от полиомиелита в Нигерии: ВОЗ проводила встречи с Организацией Исламская конференция.

Вопрос: Получается, чтобы завоевать доверие населения, необходимо заручиться поддержкой религиозных групп?

Ответ: В определенном смысле, да. Религиозные группы, как социальные сети, пользуются повышенным доверием своих членов, определенные представления в них распространяются и поддерживаются единомышленниками. В прошлом году в ортодоксальной еврейской общине нью-йоркского Бруклина произошла вспышка кори. Удалось проследить ее связь с еврейской общиной северного Лондона. Эти объединения людей, которые путешествуют и взаимодействуют друг с другом, идеологически могут и не быть против вакцин, но по причине их сплоченности некоторые их члены могут оказаться более восприимчивыми к альтернативным взглядам других членов, а тесный контакт между ними способствует распространению инфекционных заболеваний, таких как корь.

Вопрос: Вакцины могут иметь побочные действия, а эффективность иммунизации может варьироваться в зависимости от времени ее проведения, так что вполне логично, что у людей возникают вопросы. Как вы принимаете решение о том, какие вакцины должны получить повсеместное распространение?

Ответ: При рассмотрении вопроса о том, какие вакцины будут включены в национальные программы иммунизации, государства принимают во внимание несколько факторов. На глобальном уровне основное внимание уделяется безопасности и эффективности. На национальном уровне основные соображения — бремя болезни и стоимость. Например, менингококковая вакцина имеет огромное значение для африканского «менингитного пояса», где бремя этой болезни весьма велико. Когда благодаря вакцинам бремя болезни снижается, иммунизацию необходимо продолжать для поддержания этого низкого уровня. Например, за счет вакцинации мы добились существенного успеха в сокращении заболеваемости корью, но если не обеспечивать надлежащий охват в дальнейшем, будут происходить вспышки наподобие тех, которые мы видели в прошлом году по всему миру, именно в тех местах, где уровень иммунизации населения был недостаточен. Еще один фактор, который учитывают страны, — экономическая целесообразность. Целесообразно ли вводить ту или иную вакцину, учитывая имеющуюся инфраструктуру? Наконец, стоит вопрос о приемлемости. Будет ли она приемлема как для медицинских работников, которые будут проводить вакцинацию, так и для населения, которое будет получать вакцину? Например, в некоторых регионах мира существует озабоченность в отношении возраста, в котором следует проводить иммунизацию девочек-подростков от вируса папилломы человека (ВПЧ), поскольку речь идет о заболевании, передающемся половым путем, и некоторые родители боятся, что девочки начнут свободнее вести себя в сексуальном плане.

Вопрос: Сыграл ли Интернет важную роль в распространении настроений, направленных против вакцинации, за последние десять лет?

Ответ: Есть мнение, что антивакцинальное движение и опасения в отношении вакцинации крепнут благодаря Интернету. Однако мы и раньше сталкивались с подобными проблемами. Появление Интернета привело к изменению их масштаба, росту скорости, с которой распространяются слухи, и появлению возможностей для их распространения по всему миру. Интернет стал огромным хранилищем как позитивных, так и негативных данных, поэтому за последние несколько лет приверженцам альтернативных убеждений стало гораздо проще обосновывать свою позицию и привлекать к ней широкое внимание. В досье, которое губернатор нигерийского штата Кано предоставил ЮНИСЕФ в обоснование решения о бойкоте вакцины против полиомиелита, вошли самые разные материалы: от исследований ООН в области контроля рождаемости 1960-х годов до сообщений о якобы вызывающей бесплодие противостолбнячной вакцине.

Вопрос: За последние полгода в Нигерии было отмечено относительно небольшое число случаев полиомиелита, при этом большинство из зарегистрированных в 2013 году 51 случая пришлось на первую половину года, хотя «высоким сезоном» считается период с августа по декабрь. С чем это связано?

Ответ: Успех был обусловлен эффективной коммуникацией и сочетанием политической воли, активной работы на местах, устранения недоработок и укрепления местных программ вакцинации. Есть риски, связанные с безопасностью, но, по крайней мере, удалось преодолеть бойкот в масштабах всего штата. Крайне важно сохранить этот импульс в Нигерии, прежде чем мы столкнемся с новыми сложностями. В августе этого года исполнится десять лет с тех пор, как в штате Кано был снят бойкот 2003–2004 годов. Лучшим подарком к юбилею стало бы отсутствие новых случаев заболевания в 2014 году.

Отправить эту страницу