Бюллетень Всемирной организации здравоохранения

Перемены в Турции

Всего лишь через три года после принятия жестких мер против курения потребление табака в Турции уменьшилось на 15%, и все большее число людей бросают курить. Репортаж Пэтрика Эдамса (Patrick Adams).

Выпуск 90, номер 6, июнь 2012 г.

В своей речи на совещании Национальной программы по борьбе против табака в декабре 2007 года премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган (Recep Tayyip Erdoğan) не стеснялся в выражениях. «Борьба против употребления табачных изделий стала так же важна, как и наша борьба с терроризмом», — обратился он к публике, собравшейся в холле отеля Шератон в Анкаре. Эта продукция, — сказал он, — без преувеличения убивает наши будущие поколения».

В то время некурящий Эрдоган принадлежал к меньшинству турецких мужчин. По данным правительственного обследования в области употребления табака, проведенного в 2006 году, около 33% взрослых людей были постоянными курильщиками, включая немногим более половины всех мужчин и примерно 16% женщин в возрасте 18 лет и старше. В ходе социологического опроса, проведенного Институтом Гэллапа в 100 странах в последующем году, двое из каждых трех мужчин и каждая третья женщина в Турции указали, что курили в день накануне опроса. По данным Института Гэллапа это был «самый высокий на тот момент зарегистрированный уровень». Это также подтвердило распространенное в европейских странах стереотипное представление о заядлом курильщике — «курит как турок».

Через три недели премьер-министр утвердил запрет на курение во всех закрытых общественных местах.

«Первый закон в области борьбы против табака был подписан в 1996 году, а в 2004 году Парламент Турции ратифицировал Рамочную конвенцию Всемирной организации здравоохранения по борьбе против табака (РКБТ ВОЗ), приняв целый ряд обязательств», — поясняет Токер Эргудер (Toker Erguder), руководитель программы по борьбе против табака, страновое бюро ВОЗ в Турции.

Затем было создано специальное подразделение в Министерстве здравоохранения, отвечающее за развертывание национальной программы по борьбе против табака и разработку плана действий. В 2008 году были приняты и другие законы в области борьбы против табака, которые обеспечили 100% закрытых помещений, свободных от табачного дыма, в том числе и в секторе гостинично-ресторанного обслуживания. Это означало, что в стране были приняты самые строгие меры по борьбе против табака, такие же, как в Ирландии и Соединенном Королевстве Великобритании и Северной Ирландии.

Токер говорит: «В основе успеха политики по борьбе против табака лежали общегосударственный подход, применяемый Эрдоганом, и мощное межсекторальное сотрудничество, возглавляемое министром здравоохранения Реджепом Акдагом (Recep Akdağ), для борьбы с табачной эпидемией. А руководитель Парламентской комиссии по вопросам здоровья Джевдет Эргел (Cevdet Erdöl) играл решающую роль в подготовке и принятии законов по борьбе против табака».

Знаки, извещающие о строгом запрете на курение в общественных местах в Турции над посетителями кафе на улице Истикляль в Стамбуле
Patrick Adams
Знаки, извещающие о строгом запрете на курение в общественных местах в Турции над посетителями кафе на улице Истикляль в Стамбуле

Но одно дело принятие законов и совершенно другое — обеспечение их соблюдения. Несмотря на обещание радикальных перемен, многие сомневались в том, что закон окажет воздействие на столь сильную культуру курения в Турции. Сейчас, почти через три года после того, как запрет вступил в силу, жители Турции и гости страны выражают удивление по поводу его широкого одобрения и той степени, в которой посетители ресторанов и баров подчиняются новым правилам.

«Я и представить себе не мог, что они смогут так хорошо провести в жизнь этот запрет», — говорит Сарп Уджак (Sarp Ucak), трейдер Ситибанка по ценным бумагам из Стамбула, где живет большинство из 16 миллионов курильщиков из общего почти 74 миллионного населения Турции. «Мне не очень нравится это правительство, но я должен их поздравить. До сих пор остались некоторые рестораны и бары, не подчиняющиеся этим требованиям, но их очень мало. Сейчас многие мои друзья бросают курить, — говорит Уджак. — И я снова пытаюсь. Я хочу бросить курить».

«Это не только привело к снижению показателей потребления, но и изменило общественное мнение, — говорит Элиф Даглы (Elif Dağli), председатель Национальной коалиции «Табак или здоровье», группы гражданского общества, созданной в 1995 году для лоббирования первого антитабачного закона страны, и одна из первых инициаторов движения в поддержку РКБТ. «Это было подобно изменению — нет, не климата, это слишком мягко сказано. Это было подобно изменению религии. И это очень удивительно, все говорили о том, что будут возражения, но потом все начинали бросать курить», — говорит она.

Перемены в Турции не произошли неожиданно. В действительности, даже после того, как был принят запрет, битва, начавшаяся почти 20 лет назад между промышленностью и активистами, стремительно продолжалась. «Представители табачной промышленности считали, что у них есть 18 месяцев на то, чтобы переломить ситуацию, — говорит Даглы. — Они говорили, что торговые центры обанкротятся, рестораны будут терять деньги и тому подобное. Но мы, сообщество неправительственных организаций, собрали все данные из Франции, Ирландии и Италии, свидетельствующие о том, что этого не произойдет. И мы передали эту информацию правительственным чиновникам и общественности. Мы как бы вакцинировали их против аргументов промышленности».

В то же время, Даглы и ее коллеги выступали не только против промышленности. «Мы боролись также и со СМИ», — говорит она, ссылаясь на то, что основной причиной их противодействия закону 1996 года была зависимость газет от доходов, получаемых от табачной рекламы. «Некоторым образом, проводя пресс-конференции, мы фактически стимулировали продажу табака, потому что газеты звонили в табачные компании и говорили: "Слушайте, эти люди из здравоохранения организуют встречу. Не хотели бы вы купить рекламу на этой же странице?" А на следующий день рядом с несколькими строчками о нас размещалось гигантское изображение мужчины с Мальборо».

«Именно с появлением в середине 1980 х гг. этого рекламного идола и его двойника с Кэмелом показатели потребления табака в Турции резко возросли, — говорит Назми Билир (Nazmi Bilir), профессор кафедры общественного здравоохранения Университета Хасетеппе в Анкаре. За последующие два десятилетия, — говорит он, — показатели потребления табака в Турции почти удвоились». Объем продаж сигарет возрос примерно с 98 миллиардов турецких лир (55 миллиардов долларов США) до более чем 178 миллиардов турецких лир (100 миллиардов долларов США) в 2000 году. Эта тенденция подтверждена данными здравоохранения — из 5 миллионов пациентов, госпитализированных в Турции в 2000 году, 20% имели болезни, вызванные курением, и на эти болезни, главным образом, сердечно-сосудистые заболевания приходилось более половины всех случаев смерти в больницах.

«По нашим оценкам, около 20 миллиардов долларов США в год расходуется на диагностирование и лечение проблем со здоровьем, вызываемых употреблением табака», — говорит Билир и добавляет, что сами курильщики расходуют еще 20 миллиардов долларов США в год на покупку сигарет. Действительно, по данным Глобального обследования ВОЗ в области употребления табака среди взрослых людей (GATS), проведенного в 2010 году, курильщики в Турции ежемесячно расходовали на сигареты, в среднем, 86,7 турецких лир или примерно 12,7% «минимальной месячной зарплаты» в стране.

Новый закон уже приводит к уменьшению расходов. Исследование, проведенное недавно Билиром и коллегами в области госпитализации пациентов в отделения неотложной помощи в Анкаре, показало резкое уменьшение числа острых проблем со здоровьем, вызываемых употреблением табака. «По сравнению с данными, полученными до вступления в силу запрета на курение, — говорит он, — мы обнаружили уменьшение числа таких состояний на 10 12%».

Чем Билир объясняет такое невероятное изменение ситуации в Турции? «Я считаю, что это политическая приверженность правительства, — говорит он. — Это очень сильное правительство, а премьер-министр, министр здравоохранения и глава Парламентской комиссии по вопросам здоровья глубоко преданны этой идее». Тем не менее, это было бы невозможно без мощного движения гражданского общества. «Мы работали в тесном сотрудничестве с правительством и парламентом и предоставляли им научные данные».

В январе 2012 года, через 4 года после принятия антитабачных законов в Турции, Министр здравоохранения Турции Реджеп Акдаг наградил представителя ВОЗ в Турции Марию Кристину Профили (Maria Cristina Profili) премией за особые достижения
Toker Erguder
В январе 2012 года, через 4 года после принятия антитабачных законов в Турции, Министр здравоохранения Турции Реджеп Акдаг наградил представителя ВОЗ в Турции Марию Кристину Профили (Maria Cristina Profili) премией за особые достижения

Тезер Кутлук (Tezer Kutluk), президент Турецкой ассоциации по научным исследованиям в области рака и борьбы с ним, также признает критическую роль премьер-министра в решении исхода битвы за чистый воздух в Турции — битвы Давида и Голиафа между пестрым альянсом небольших, но полных решимости НПО и табачными гигантами с твердой хваткой на турецком рынке. «Нам повезло, что он поддержал закон, — говорит Кутлук. — Но сейчас НПО стали сильнее. И мы никогда не прекратим нашей борьбы. В будущем у табачных компаний не будет ни малейшего шанса, только не в Турции».

В борьбе против табака в Турции принимают участие многочисленные учреждения, включая ряд ведущих организаций. Именно такой подход способствовал изменению ситуации в Турции.

Дуглас Беттчер (Douglas Bettcher), директор Инициативы ВОЗ по освобождению от табачной зависимости, отметил: «Турция подала пример политической приверженности и готовности предотвратить табачную эпидемию и защитить своих граждан от этого дурмана. Путь освобождения Турции от табака — это путь успехов и сложных проблем».

Отправить эту страницу